Книги детские получились, а меня от них отговаривали

Книги детские получились, а меня от них отговаривалиЭто произошло в далеком 1979 году. Я тогда работал в научно-исследовательском институте угля (ДонУГИ) в г. Донецке. Экономический отдел, где я работал, отличался большим творческим потенциалом сотрудников. Народ был у нас всякий  – молодежь и пожилые, и люди зрелого возраста. Руководили коллективом опытные научные работники с научными званиями, с опытом работы и интеллигентные. У нас были поводы  для чествования наших сотрудников с различными датами и событиями, днями рождения, защитой диссертации, с праздниками. Это было хорошей традицией собираться вместе и устраивать веселые капустники.  Все готовились, чтобы внести свою долю юмора, радости в общее настроение, показать себя и повеселить коллег. Кто мог рисовать, те рисовали на листах ватмана, вклеивали фотографии к рисованным фигуркам, чтобы получился забавный сюжет, который имел место в коллективе.  Кто мог писать стихи, тот писал, стихотворные тексты, обыгрывая изображенные сюжеты с юмором и смыслом. Понятно, что торжества не обходились без закусок и сопровождающего их звона бокалов, но все было чисто символически. Первое время я себя стеснялся проявлять, какими-то способностями, коллектив был для меня новый. Но потом понял, что могу тоже внести  определенную лепту в царящую атмосферу торжеств, тогда коллектив для самих нас открывался новыми гранями, а не только рабочими характеристиками.

Книги детские получились, а меня от них отговаривалиВ связи с тем, что  в отделе было много женщин, которые интересовались литературой, то были и ценители литературных способностей. Тогда вообще было принято читать множество журналов, как связанных с профессией, так и связанных с искусством, подписываться на художественные издания, увлекаться поэзией, делиться впечатлениями. Естественно, что в этой среде меня вовлекли в участники этого процесса, когда узнали, что я могу слагать стихи, да еще детские. У всех были дети или внуки, меня просили иногда, что-то написать для ребенка. Интересовались, публикуюсь ли я  где-нибудь? Сетовали, что для детей очень мало книг. Круг известных авторских брендов ограничивался рядом известных фамилий поэтов, на которых выросло ни одно поколение детей. Это Маршак, Барто, Чуковский, Маяковский, Михалков, Пушкин. Я с этим столкнулся и сам, когда у меня стал подрастать сын, то оказалось, что читать для маленьких детей нечего. То, что было найдено для чтения, несколько книжек – быстро закончились и сына приходилось занимать чем-то, выдумывая свои сюжеты. Книги детские получились, а меня от них отговаривалиТак у меня возникло желание пополнить копилку стихов для детей  и помочь родителям, а их в стране достаточное количество, если не сказать большего. Ведь в каждой семье был ребенок и ему нужны родители, которые способны развивать его воображение. У маленьких, развивающихся детей имеется нескончаемый вопрос “почему?”. А как развивать мышление, память, если этим должны заниматься люди к этому способные, а не родители, которые к тому же еще и на работу ходят. Поэтому одни писали книжки, другие их мыслями готовыми пользовались да еще оформленными картинками художников. Вот я и решил как-то этот вопрос продвинуть, раз женщинам нравятся мои стишки, которые я в ту пору помещал в районной  и заводской газетах. Пошел я в областное общество Союза писателей за консультацией. Что из этого вышло, читайте дальше.

Книги детские получились, а меня от них отговаривалиОбщество располагалось рядом с новым зданием областной администрации в тенистом переулочке, который примыкал к бульвару Пушкина, где зеленели могучие тополя. Поднимаюсь по крылечку, тяну за ручку двери, дверь открывается. «Ура, открыто», – подумал я. «Сейчас меня примут в ряды писателей». Захожу из коридорчика в просторную комнату и вижу одинокого, скучающего, покуривающего  мужчину не совсем «свежего вида», по которому читаются следы вчерашнего “усердного” застолья. «Добрый день», – говорю я. «Добрый, – басит он,- проходите, по какому вопросу пожаловали?» «Да, хотел бы поговорить насчет своих стихов…». «Жаль не удастся…», – отвечает мужчина. «Занят, пишу поздравление редакции газеты «Литературки» в связи с ее юбилеем – шестидесятилетием». Но, очевидно мысли не шли ему в голову и он решил  дать своей голове отдых, поговорить со мной. «И что там у тебя, молодой человек?» «Да, коротенькие четверостишья для детей»,- отвечаю я. «Читай», – говорит он мне. Я начинаю читать.

«Оседлал былиночку
Муравей-проказник.
Скачет весело на ней
К комару на праздник…»

Книги детские получились, а меня от них отговаривали«Хмм…»,- хмыкнул собеседник. «Для детей, говоришь? А, ты, знаешь, что говорил Алексей Максимович Горький по поводу творчества для детей?» – и показывает рукой в сторону застекленных шкафов с книгами на полках. Я не знал, так как в школе эти высказывания мы не проходили. Читали роман «Мать», пьесу «На дне», рассказы «Челкаш», «Старуха Изергиль», «Песня о буревестнике». «Ну, все, попался», – подумал я, – «Не примут…». Но мужчина с важным видом продолжил сам. «Для детей нужно писать, так же как и для взрослых, только чуточку лучше!». «Ну, да», – соглашаюсь я. «Главное – реализм, правда», – он пыхнул сигаретным дымом, – «а ты что здесь написал? Муравей же, он – труженик,  а у тебя – проказник. И какую былиночку он оседлал?Куда скачет? Какой у муравьев и комаров может быть праздник? Он бревно должен тащить, для строительства дома. Нет, так не пойдет, нужно переделать. Читай дальше». «Ладно», – подумал я,- «Это плохой стих, тогда что-то получше прочту». Читаю  дальше:

«Маленьких два песика
Лают на Барбосика…
Хвостиками крутят.
Всем понятно – шутят!»

Книги детские получились, а меня от них отговаривали«Опять реализма не хватает», резюмирует он. «Ну, а что тут не правда?- спрашиваю я,- картина во дворе, как играют щенки. Ребенок переживает, что на  ее Барбосика лают аж два песика, их же двое, а он один. А мама отвечает, что когда собачка виляет хвостом, то она настроена дружелюбно и кусать не будет. Так ребенка учит не бояться ситуации с собаками.» «Эээ… Да ты слабо собак знаешь. У меня их столько было, я же охотник. Хвостиком может и виляет, да за палец так может тяпнуть, что и глазом моргнуть не успеешь». Думаю,- «да, если ты может ей в морду цигаркой по пьяне ткнул, то, конечно, схватит», – но  в слух этого не сказал. «Что еще там у тебя, читай».  Я продолжил:

«Серенький воробышек
Любит кушать хлебушек.
Прыгает по улице,
Просит есть у курицы…»

«Ну, нет, так не пойдет. Где реализм и правда жизни?  Воробей, почему так называется? Вора-бей! Он ничего просить не будет. Сопрет, что ему нужно и ищи, свищи потом курица. Откуда ты это взял?». «Ну, как откуда? Из сценки на улице. Воробей прыгает, голову приподнимает, словно показывает себя курице, что вот он, здесь. Угости, тетя-курица, зернышком, меня маленького, я за тобой не успеваю идти, прыгаю, стараюсь. Ты ж большая, а я маленький, поделись со мной». «Давай дальше», – изрек сочинитель поздравления “Литературке”. Я продолжил:

«В паутинку паучок
Ловит лучик света,
Чтоб ночами светлячок
Мог светить все лето».

«Это что за выдумка у тебя?» «Ну, как? Идет сынок с папой по лесу, видит паутинка блестит на солнце. Задает папе вопрос: «Почему она блестит?» А что папе отвечать? Он и придумывает историю, что это антенна для солнечных лучей, которой паучок их ловит. Передает для светлячка, а тот светит тогда всю ночь. Такое производственное содружество букашек». «А ты читал сказку Чуковского «Муха цокотуха»? Там что паук делал с мухой? Так он и со светлячком поступит. Короче, стихи – это не твое. Пиши прозу, старик, я тебя научу. Ты ж на заводе работал, знаешь обстановку в коллективе?

Парень передовик, полюбил девчонку. Книги детские получились, а меня от них отговаривали На первом плане производственная тема, а на заднем плане красной нитью, любовная тема. Вот и будет достойное художественное произведение. Я тебе помогу». «Да, мне стихи больше нравится писать, а романы я не умею, не складываются они у меня в голове», – отвечаю я. «Ну, как знаешь. Надумаешь, заходи, старик, а сейчас мне поздравление писать нужно, извини. Будь здоров и творческих успехов тебе». После такого разбора моего четырехстрочного творчества интерес к написанию стихов у меня пропал.

Вот так меня учили писательскому делу. Но были и другие наставники, благодаря которым я стал членом Союза писателей СССР (почти через 20 лет после этой встречи, когда уже вышел ряд моих книжек), сотрудничал с издательствами. А как-то недавно в переписке на форуме, натыкаюсь на одно сообщение «…люди, нашла тут текст своей любимой сказки, у кого есть иллюстрации к книге (а название моей книжки приведено – Сказка  о Звезде-Жемчужине). Она меня сопровождала все детство, помогите разыскать иллюстрации». Это письмо и сподвигло меня на выпуск моих книжек в электронном варианте. Ряд из которых вы видите на иллюстрациях в этой статье.

 

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
admin/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
КРУТАЯ ЖИЗНЬ
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: