Как я повстречался с НЭПом

Как я повстречался с НЭПом

В свои молодые годы мне пришлось поработать а трамвайном парке г. Макеевки Донецкой области. Туда я пришел с Ясиновского коксохимического завода, где работал мотористом насосов газового отделения цеха сероочистки. Но, как-то повздорил с начальником смены, вспылил по молодости и сгоряча рассчитался, хотя меня и уговаривали не делать этого. К худу это или к добру сам не скажу, только поделюсь своими наблюдения с читателями. Для очистки газа использовались различные химические вещества, которые были в цистернах. Так вот, когда прилетающий воробышек садился на такую цистерну, то взлететь с нее он уже не мог, падал на землю. А я, молодой парень, после средней школы там работал по восемь часов в три смены. В трампарке меня зачислили на должность слесаря по ремонту трамвая с окладом на много меньше прежнего, и я приступил к работе на новом месте. Контингент работников, мягко выражаясь, желал лучшего, народ в основном был пьющий, в других местах таких не держали. Депо – большой гараж, зимой и летом ворота не закрывались, так как трамваи шли постоянным потоком по кругу для техосмотра. Поэтому условия труда были не очень комфортабельные для нормальных людей – сквозняки, мазут, тяжелые детали, работать приходилось под вагонами. Постепенно мой профессионализм повышался, и я стал хорошо разбираться в деле обслуживании трамвая. Хотя в средней школе я обучался профессии слесаря-инструментальщика. Пришло время, что мне доверили, как не пьющему и ответственному работнику, маленькую бригаду, чем я в свои 20 лет гордился. Бригада дежурила во вторую смену и должна была устранять незаконченные в первую смену крупные работы по одному-двум оставленным трамваям. В случае  аварийной ситуации на линии, если они случались, выезжать на маршрут. Это, к примеру, сход трамвая с рельс или перегорала вставка на дуге и трамвай останавливался на линии. За первой сменой мы меняли рессоры, электродвигатели, компрессоры, вставки на дуге на крыше трамвая, дверные цилиндры, закрывающие дверей. Когда мы выполняли свою работу, то отдыхали в беседке у трамвайного депо, болтали на всякие темы и несли свое дежурство.

Однажды, дело было летом, в мою бригаду, где кроме меня было еще два молодых слесаря (Виталий и Валерий, ученики из профессионально-технического училища), дали деда-пенсионера. Тогда пенсионеры могли подрабатывать два месяц и получать полностью пенсию и зарплату. Поэтому пенсионеры и приходили на подработку летом. Деда назвать дедом было трудно, он мог вполне сойти за пожилого мужика, хотя лет ему по меркам конца 60-х годов, было солидно (73 года). Он помнил еще нэпманские времена, работал в милиции, ловил жуликов и преступников, в конце работал в этом трампарке слесарем, почему сюда и  пошел подработать. Мы, молодежь, любили послушать его воспоминания про былые времена. И в теплый солнечный день, когда работа была выполнена, садились в беседки, доставали свои «тормозки», так тогда назывались обеды, которые мы приносили из дома в сеточках, целлофановых кульков тогда не было. Обеды представляли собой нехитрую еду того времени, которую ели рабочие. Как правило, это хлеб, колбаса, сало, яйца, лук, чеснок, соль, вареный картофель, завернутые в газету. Мы разворачивали свои газетки на столе и вот за таким обедом слушали рассказы деда Семена (так его звали). А он, присаливая картошку в мундире  говорил, – Эх, хлопцы, пожили бы  вы в мое время, когда был НЭП. Вот было времечко чудесное. Все в магазинах было. И рабочий человек за  свою зарплату мог жить припеваючи. Главное тогда  – работа. Есть работа, ты – человек, нет работы – ты, вошь подзаборная, иди на биржу труда, ищи работу. Я в то время получал на заводе 600 руб. На эти деньги я снимал квартиру с пропитанием у хозяйки и мог себе купить еще костюм, какой хотел и еще деньги оставались на всякие танцы и прочее. Выходишь из заводской проходной, а тут тебя уже ждут булочницы с булочками горяченькими, мягенькими. Прошел чуть дальше, там булочки свеженькие, с пылу, с жару, только поднесли, так те, кто стоит у ворот цену сразу снижают, так как у них они подостыли, чтобы народ раскупал – не дают залеживаться товару, сразу реагируют на появление новых булочек. Конкуренция, не то, что в наше время. Цены годами держаться, не уцениваются, хоть булочки сухарями станут.

Или, вот еще пример, идешь  с работы в промасленной одежде, а вдоль тротуара трактирчики, магазинчики, приказчики стоят, зазываю, – Заходите господин хороший. – Да я ж в грязном… – Ничего, помоем, подстрижем, побреем, костюмчик новенький предложим, брюки, сорочку,- будьте любезны…Хоть на свадьбу пожалуйте…А сметана была тогда – ложку ставишь, а она стоймя стоит, не падает, не то, что сейчас, пузырями идет от того, что кефиром разбавлена. А в  гастрономе стакан водки с бутербродом для закуски с черной икрой стоил 15 коп. Если покупаешь бутылку водки и тебе попадает бутылка, где на дне пробки портрет товарища Ленина изображен, то тебе премия 100 руб. И такой подарок ждал тебя в каждой десятитысячной бутылке. Такие вот дела, ребятки. Мы слушали нашего деда Семена в теплое послеобеденное летнее время и представляли себя, что живем в ту чудную пору, о котором он говорит и не задумывались, какие “подарки” преподнесет нам в жизни наша судьба. Одним из которых будет крах страны, в которой мы родились и на благо которой трудились.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
admin/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
КРУТАЯ ЖИЗНЬ
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: